Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:46 

Tanariel
Hmm, I like your smile. Gives me something to aim at
окда, моя первая попытка написания фика.

добавила музла))


- Ну и что прикажешь делать дальше с этим народным мстителем?! - Эдвард шлепнул газету на стол перед Кейт и рывком ослабил узел галстука. С типичной для него бесцеремонностью плюхнулся на диван и тут же потянулся к графину с водой.
- Ты только посмотри, что нацарапали эти долбанные писаки! Полиция, видите ли, не справляется и, народ... Народ! Берет правосудие в свои руки! Есть что-нибудь покрепче? - шериф только слабо поморщилась. Ее раздражало в Эде практически все. То, что он считает стук в дверь перед тем как войти ненужной условностью, его грубость, вечно мятая рубаха и слишком резкий запах одеколона. И все же. Все же. Оторвавшись от своих бумаг, Кейтлин коснулась кончиками пальцев газеты и подтянула к себе. Надо же, первой полосы не пожалели. Пробегая взглядом по огромному заголовку, рассеянно заправила прядь за ухо и чуть нахмурилась. - Скотч, - продолжения не последовало, шериф слишком сосредоточилась на чтении, что, казалось, даже забыла о присутствии старшего следователя. Впрочем, и этого Эдварду оказалось достаточно. Пока девушка внимательно изучала газету, тот уже вовсю рылся в небольшом изящном бюро в поисках озвученной выпивки.
- Они пишут, что, якобы, мы были не в состоянии взять Одноглазого! Они, похоже, вообще ни во что нас не ставят, а, Кейт? Можно подумать, эта шлюшка действительно только тем и занимается, что спасает их тощие трусливые задницы.
Пришлось оторваться от чтения, чтобы взглянуть на следователя поверх листов. Эд уже успел наполнить себе стакан и возвышался теперь над столом сверля взглядом начальницу. - Как бы не так, Китти, эту тварь заботят только собственные карманы. - наконец-то он отвернулся. Чуть всклокоченный, широкоплечий и ощутимо уставший, Эд Картем смотрел в огромное окно на огни Пилтовера. Его злость чувствовалась так остро. Она, казалось, наполняла весь кабинет. Нужно было что-то делать.
Отложив газету, Кейтлин переплела пальцы и постаралась придать лицу максимально спокойное выражение.
- Сколько раз тебе повторять, чтобы ты не обращался ко мне подобным образом? - только бровь приподнял, мерзавец, но даже не соизволили повернуться, - Я тебе не Китти, не малышка и уж точно не кексик. Ты мог запомнить это за полгода, Эдвард, - длинные тонкие пальцы пробежались по бумагам, выравнивая и без того идеально сложенные стопки, - Это во-первых. Во-вторых, никакой проблемы в этих статьях нет, - голос шерифа был тверд и спокоен, - Это всего лишь пустой треп недобросовестных писак. Ты там был, Эдвард, ты готов был взять Одноглазого...
- Да! Готов! Если бы не эта сука, я бы точно его взял! - следователь отставив выпивку и вцепившись в край стола подался вперед. Теперь он буквально закрывал Кейт своей тенью. Жесткий, с исказившимися от ненависти лицом, запахом табака и алкоголя, трехдневной щетиной. Отвратительный. - Эта мразь обвела нас вокруг пальца, Кейт, она нас просто поимела! Посмеялась надо мой и ребятами!
Так вот оно что, Эд. Зеленые глаза Кейтлин нехорошо сверкнули. Значит этого козла не волновала репутация отделения. Плевать ему было и на то, что Одноглазого переломали как куклу прямо перед носом опергруппы. Его волновала только собственная неудача. Только факт, что он не смог ничего противопоставить тому миротворцу в хекстековских перчатках. Оказался слабее. Попросту проиграл.
Она поднялась так резко, что следователь отшатнулся. Слабый свет настольной лампы сделал и без того угрожающее лицо девушки совсем зловещим. Казалось, одно неосторожное движение и она начнет метать молнии из глаз. Длинные темные волосы женщины стекали по плечам и груди, а стянутые в кулаки изящные пальцы даже побелели от напряжения. Тем не менее голос Кейт был спокоен и холоден как ночной пруд в центре Пилтоверского парка.
- Эдвард, уже довольно поздно и ты устал, - судя по тону шерифа, Эду не стоило даже думать, чтобы спорить, - Устали мы все. Последние дни были тяжелыми для всего отделения. Мы потратили уйму сил на то, чтобы выследить Одноглазого и устроить облаву. Да, мы потерпели неудачу. Да, довольно серьезную, учитывая, что мы ничего не смогли противопоставить этому их "Пилтоверскому миротворцу". Однако и ты и я, все мы, прекрасно знаем, кто именно сорвал операцию. Обычная уличная хулиганка, желающая, как ты правильно заметил, попросту набить свой собственный карман. И, я повторюсь, это не проблема, - ладонь ударила по столу с такой силой, что бумаги так аккуратно выравниваемые в стопки подпрыгнули и разъехались, но Кейтлин даже не обратила внимания. Теперь ее голос стал тише и холоднее, - Поэтому, Эдвард, настоятельно рекомендую тебе перестать тратить силы на причитания и скулеж, а пойти и как следует выспаться. Потому что с завтрашнего дня любой сотрудник, носящий форму полицейского в этом городе, будет знать эту шпану в лицо и бросит все силы на то, чтобы поймать и обезвредить данную особу, - она вновь опустилась в глубокое кресло и привычно переплела пальцы. - Будь уверен, когда общественность увидит истинное лицо воровки, любая попытка очернить полицию станет заведомо провальной. Ты свободен.
Опешивший было следователь Картем, смог наконец совладать с собой и вместо ответа с силой грохнул опустевший стакан о стол. Еще один хлопок, куда более громкий, известил Кейт о том, что разъяренный подчиненный только что молча вылетел из кабинета, как следует приложив дверь о косяки.
Девушка сама удивилась тому, что ухитрилась не вздрогнуть. И попыталась вновь взять себя в руки. Все труднее было сдерживать себя в его присутствии. Все сложнее было сдерживаться и стараться не показывать все то, из-за чего за глаза ее начали называть Ураган Кейт. Здесь это не поможет. На этом посту она не может позволить себе выходить из себя.
Чтобы успокоиться шериф вновь поправила разметавшиеся по столу папки и бумаги и с тихим вздохом, в тысячный, пожалуй, раз открыла личное дело подозреваемой. С грубого портрета на первой же странице на нее взирало угрюмое скуластое лицо "Миротворца". Ты называешь себя Вай. Ну что ж, Вай, с этого момента ты официально признаешься проблемой полиции и моей личной головной болью. А это уже серьезный повод начать охоту.





Прослушать или скачать Johnny Got A Boom Boom бесплатно на Простоплеер

Джэб. Уклон влево. Свинг. Снова уклон влево. Два хука. Шаг назад. Свинг. Шаг вперед. Еще джэб. Кросс. Уклон вправо. Апперкот.
Она старалась выровнять дыхание. Тело горело, майка прилипла к коже, опухшие от пропущенных ударов губы и скула только-только начали неприятно пульсировать. Костяшки ныли, а по ногам то и дело проскальзывала легкая дрожь. Несмотря на тугой звон в голове, Вай все же ухмыльнулась. Этот парень оказался куда сложнее, чем она могла предвидеть перед боем. Лишь на полдюйма выше, с тугими мышцами и чертовски быстрый. Он заставил девушку изрядно пропотеть. Столько ударов она не пропускала лет с пятнадцати. И все же теперь он лежал неподалеку, раскинув руки и тяжело дыша.
Только не вставай, парень. Не заставляй меня снова проходить через это. Ни тебе, ни мне это не нужно, шустрый ты сукин сын.
Оперевшись ладонями о колени, боец исподлобья наблюдала за соперником, пока плотно сбитый человечек разгибал зажатые пальцы над распластанным телом.
Семь! Пот заливал глаза, но она все равно подняла взгляд на трибуны. Никакого ликования, одни кислые рожи. Никто и не думал ставить на кажущуюся щуплой незнакомую девчушку.
Восемь! Многие вот-вот потеряют свои деньги из-за нее.
Девять! Нога поверженного бойца дрогнула. Вай вновь распрямилась, практически рефлекторно принимая стойку. Если встанет, лучше хотя бы немного постоять в защите. На вторую такую атаку ее бы просто не хватило. По крайней мере не сразу.
Десять! В этот раз она все же смогла расслабиться. Руки плетьми упали вдоль тела. Наконец-то все действительно закончилось.
Вай дернули к центру и, поймав за запястье, рывком подняли руку над головой. Гул в ушах постепенно стихал. Ее только что объявили победителем. Как показалось, без особого энтузиазма.
К медному привкусу во рту примешалась легкая горечь, но Вай тут же себя одернула. Надо помнить, что она здесь не за этим. Пока ее спешно выталкивали с ринга, успела поймать взглядом нужное лицо в толпе. Смуглый мужчина с татуировкой на подбородке не казался слишком счастливым. Пихнув плечом соседей, он резко развернулся и направился к выходу, оправляя белоснежный шарф. Нужно спешить.
Влетев в камору, которую организаторы боев назначили раздевалкой, Вай рванула ручки тяжелой массивной сумки и чуть ли не в зубы сунула короткую красную куртку.
- Погоди, оплата! - все что успела услышать розововолосая прежде чем вынырнула в Пилтоверскую ночь. Плевать она хотела на деньги. Только этот козел в шарфике сейчас имел значение. Только бы не успел уйти далеко. Повертев головой, Вай все же успела заметить движение примерно за квартал. Высокий тощий господин в дорогом пальто поворачивал в переулок. Призывно блеснул белизной шарф и Вай устремилась следом, на ходу натягивая куртку.
Она, казалось, не замечала ни холода, впивающегося в лицо, ни того, как немеют пальцы. Она просто не могла допустить, чтобы этот ублюдок опять ушел и втайне надеялась, что маршрут ее добыча выберет подходящий. Шаги достаточно быстрые, чтобы не выпускать мужчину из вида, но не суетливые, дабы не привлекать к себе ненужного внимания. Все же несмотря на позднее время, на улицах Пилтовера было еще полно народу.
Не замедляя шага, Вай расстегнула сумку и опустила руку внутрь. Уже совсем скоро. Расстояние между ней и человеком из клуба сокращалось. Впереди нервно мигал сломанный уличный фонарь. Из глубины сумки послышалось легкое шипение. В этом районе людей было куда меньше. Все же эти улицы расположены слишком близко к трущобам для добропорядочных граждан. И все равно даже пара прохожих были помехой для действий. Капелька пота скатилась по виску бойца. Козлина в шарфике вроде бы ускорился. Неужели заметил? Или... Девушка быстро оглянулась, оценивая обстановку, но не заметила даже намека на присутствие полицейских. Да и откуда им взяться. Слух о том, что шестерка Одноглазого любитель потешить себя подпольными боями даже на улицах было трудно поймать и стоил хулиганке немало уловок. Что уж говорить о доблестных законниках. И все же Вай невольно поежилась. В последнее время она все чаще наблюдала копов. А от такого соседства кто угодно занервничает. Желание закончить все побыстрее стало острее. И на счастье преследовательницы, жертва повернула в переулок. Кто как не Вай мог знать насколько глухими и темными могут быть переулки Пилтовера. Непроизвольный вздох облегчения расплылся вокруг лица облачком пара. Поворачивая вслед за татуированным, она запустила и вторую руку в сумку. Шипение усилилось, а ткань сползла на землю. Огромные тяжелые хекстековские перчатки тускло блеснули в сгущающейся темноте узкого проема между зданиями. Пар начал вырываться из выходных отверстий у локтей, в нос ударила жуткая вонь помоев и мочи. Но Вай все было нипочем. Она давно свыклась с грязью и смрадом трущоб. Нравилось ей или нет, но они были домом. Сейчас же ее волновал только тощий силуэт в дорогом пальто впереди и мысль, что на все про все у нее есть не более десятка минут, максимум четверть часа. К счастью пар из перчаток повалил куда гуще, да и судя по датчикам, заряд был полным. Теперь точно не уйдет. Ухмылка растянулась на лице "миротворца". Обстоятельства вновь складывались в ее пользу. Город как и прежде создавал все условия для атак. Когда с жертвой Вай разделял примерно десяток метров, она не сдержалась весело выкрикнула в спину мужчине - Эй, Кренк, передавай привет Одноглазому! - после короткого щелчка спущенного механизма ее рвануло вперед с невообразимой скоростью. Шансов уклониться в такой ситуации не было ни у кого. Мужчина с татуировкой только и успел, что обернуться на голос, как в грудь въехали два плотно сжатых огромных металлических кулака, отбрасывая тело еще метра на три. Вай отчетливо слышала, как хрустнули от мощнейшего удара ребра. Впрочем, этот ублюдок заслуживал и не такого. Еще примерно минут семь-десять "миротворец" могла творить с ним все, что придет в голову, а значит можно не торопиться. Неспешно хулиганка приблизилась к мусорным бакам, куда отбросило мужчину.
- Ну что, Кренк, это твой последний нокдаун на сегодня, - уперев руки в бока, Вай возвышалась над смятым, словно выброшенная игрушка, бандитом. Светло-серые глаза "миротворца" буквально светились ликованием. И все же спустя мгновение, ухмылка начала сползать со смуглого лица. Пузырясь кровью из искривленного от боли рта, поверженный даже не думал начать скулить, как обычно это делали предыдущие жертвы девушки. Напротив, несмотря на явно пробитое легкое, Кренк корчился, но... хихикали таращился куда-то за ее плечо.
- Нет твой, Вай, - ровный и спокойный женский голос откуда-то из-за спины, выше заставил девушку резко обернуться и задрать голову, но было уже поздно. Это она поняла по блеску прицела и короткому сухому щелчку затвора. Едва успела поднять перчатки, защищая голову и грудь, как страшной силы удар отбросил ее те же баки, где все булькал поломанный Кренк. Металл ударил с такой дури, что в голове тут же взорвался тугой горячий ком, а звон в ушах буквально оглушил.
- Вяжите обоих, - снова этот голос прорезался через мутную пелену. Последнее, что успела увидеть Вай перед тем как отключиться, это низкое холодное небо Пилтовера, усыпанное звездами. Да только видела она его уже через мелкие ячейки жесткой металлической сети. Несколько коротких и болезненных разрядов прошили тело "миротворца" и она, наконец, скользнула в забытье.



Она услышала грохот и крики, какой-то металлический лязг. Совсем недалеко, со стороны основного помещения. Просторный офис обычно занимали несколько инспекторов и Эдвард Картем. Там же находилась и камера предварительного заключения. От этой мысли неприятный холодок пробежал по спине шерифа. Она чувствовала, что не стоит оставлять Вай и старшего следователя так близко друг от друга. С его-то характером. Слишком уж взрывной, никакой выдержки, да и зол на "миротворца" он был как ни на кого другого. Можно подумать, она его ограбила, а не Одноглазого с шестерками. Впрочем, девушка позволила себе слабо ухмыльнуться, и правда же ограбила.
Ор на какое-то время прекратился и Кейт не без облегчения вновь принялась за отчет о вчерашней облаве. Однако не успела она написать и строчки, как новый вопль разрезал тишину, беспорядочные удары возобновились. Начиная потихоньку закипать, девушке все же пришлось захлопнуть папку. Это не участок, а какой-то зверинец! Здесь, похоже, вообще никогда не слышали о дисциплине и порядке, а значит настало время напомнить подчиненным о их существовании. Разве не в этом заключалась ее работа?
Уже взявшись за ручку двери своего кабинета Кейтлин замерла на мгновение. Не этого она ждала, придя в участок, совсем не этого.
Она вышла достаточно тихо, но Билл и Джейкоб, хватающие Эда за локти и плечи, сразу же заметили появление начальника. Чуть потупившись, оба спешно отпустили старшего следователя и отступили на пару шагов.
- Ты мне палец сломала, сука! Палец, мразь ты помойная! Я тебя собственными руками вздерну на главной площади! Я тебя так отделаю, что ты до конца дней будешь кровью ссать!
Эд был единственным, кто не заметил появления шерифа. Всклокоченный, с покрасневшими от гнева и недосыпа глазами. Кейт заметила как вздулись жилы на лбу и шее следователя пока тот что есть дури колотил дубинкой по решетке, отделявшей камеру.
- Тебе недолго осталось скалиться! Скоро свои зубы по всему городу собирать будешь, тва-а-арь, - как-то неловко отставив правую руку, Эд отбросил дубинку и принялся неуклюже и спешно возиться с ключами на поясе. Явно торопился открыть камеру и привести угрозы в действие.
- Давай-давай, старик, открывай! Я тебе и остальные пальцы переломаю, козлина! - голос зазвенел из камеры, но со стороны кабинета заключенной не было видно. Старший следователь едва не задохнулся от нахлынувшей ярости и выронил связку на пол. Рубашка выбилась из брюк наполовину, галстук съехал, в уголках рта собралась слюна. И это один из лучших сотрудников полиции.
- Эд, - тихо, почти робко окликнул Джейкоб и коротко кинул на Кейтлин. И только теперь полицейский заметил, как его сверлит взглядом шериф. В карих глазах не мелькнуло и тени страха, только удивление и настороженность.
Все это время Кейтлин даже не пыталась обратить на себя внимания. Скрестив руки на груди, она стояла у приоткрытой двери своего кабинета и не сводила взгляда с бесчинствующего подчиненного. Однако ярость бушевавшая под обманчиво-спокойным лицом девушки не предвещала ничего хорошего. Видимо чувствуя этот настрой, Джейкоб с Биллом торопливо отвели взгляды и сделали вид, что чрезвычайно сосредоточились на сборе разбросанных по всему офису бумаг.
- Ко мне в кабинет. Живо, - развернувшись на каблуках, Кейт устремилась к себе. Напоследок успела, правда, зацепить краешком глаз руки вцепившиеся в решетку изнутри. Все еще в обмотках, хоть и без тех ужасных перчатках. Сбитые костяшки с темными пятнами запекшейся крови, смуглая кожа. В остальном же, довольно обычные девичьи кисти. Тонкие запястья, длинные пальцы. С такими руками бы в музыканты шла, а не творила беспредел на улицах.
И все же заключенная и ее возможные перспективы в данный момент волновали шерифа в последнюю очередь. Все еще не опуская скрещенных рук, она воззрилась в огромное окно, чтобы побыстрее успокоиться. Нельзя позволить себе выходить из себя, что бы там не творил этот безумец. Если она хотела научить отдел подчиняться порядку, то начать следовало с себя.
Скорее всего намеренно Картем не торопился следом за Кейтлин на ковер. Сознательно он заставлял ее ждать. Словно проверял, ублюдок, как долго еще девушка сможет держать себя в руках.
От вновь накатившей злости и досады Кейт прикусила губу и принялась накручивать на палец кончик волос. Через несколько мгновений она услышала, наконец, шаги за спиной и дождалась когда захлопнется за следователем дверь. Мысленно сосчитав до пяти и незаметно выдохнув, она обернулась.
- Эдвард, я требую объяснения всего, что ты устроил, - она даже не хмурилась. Почти расслабленно оперевшись поясницей о подоконник она внимательно изучала лицо полицейского. И все же под этим взглядом Эду захотелось втянуть шею и отвернуться. Вместо этого он лениво оправил пятерней здоровой руки взлохмаченные волосы и привычно грохнулся на диванчик. Закинув ногу на ногу, пристроил у колена правую кисть с опухшим мизинцем и вперился угрюмым взглядом в начальницу.
- Я допрашивал задержанную, - невозмутим и нахален как и всегда. Но тень набежавшая на лицо Кейтлин явно возымела действие и он спешно продолжил, - Она сломала мне палец, я должен был проучить эту тварь.
Какое-то время тишину нарушало только тихое тиканье часов со стены и все еще тяжелое после вспышки ярости дыхание старшего следователя. Для Кейт не оставалось сомнений, что склоку начал именно он. Неряшливый и мрачный. Еще только девять часов утра, а даже у окна она чувствовала слабый запах спиртного. Конечно, облава на "миротворца" была довольно тяжелой и практически никто в участке так и не смог выспаться, но разве это может оправдывать...
Какое-то время шериф задумчиво изучала лицо Картема, но все же оторвалась от подоконника и заняла привычное место в высоком кресле.
- Ты отстранен на время этого следствия. Сдай значок и оружие, обратись к врачу, чтобы подлатал руку и как следует отдохни. До тех пор пока эта Вай не предстанет перед судом, в отделе можешь не появляться.
Несмотря на безмятежный и спокойный вид, в голосе Кейтлин довольно отчетливо звенела сталь. Спорить и кричать было бесполезно. Эд это знал. Даже если он сейчас разнесет весь кабинет в щепки, эта пигалица просто отхлебнет еще глоток чая и продолжит ждать, обращая внимания на неистовство не более чем на назойливую мошку. До тех пор пока он не выдохнется. Выжидать она умела как никто другой, это он тоже знал превосходно. И в результате ему все равно придется поступить так, как она требует.
Смириться с положением дел было трудно, но у старшего следователя не оставалось выбора. Молча поднявшись, Эд Картем отстегнул кобуру и вместе со значком водрузил на стол перед шерифом. В этот раз, покидая кабинет, он не стал грохать дверью, а так и оставил распахнутой. Возможно для того, чтобы Кейтлин насладилась уходом в полной мере. Какой-то сразу ссутулившийся и ощутимо старше своих тридцати шести, Эвард Картем, старший следователь отдела, покинул участок.
Только теперь, закрыв за ним дверь, шериф смогла попытаться хоть немного расслабиться. Откинувшись в кресле, она закрыла лицо ладонью, мешая дневному свету просочиться даже через веки и медленно вздохнула. Впереди еще допрос задержанной, горы бумажной работы, поиск связей, причин и следствий. Дел так много, что мечталось сбежать из участка, бросить все раз и навсегда. А она собственноручно выставила за дверь единственного, кто помогал хоть частично облегчить работу. Впрочем, разве не этого она хотела?

Прошло, пожалуй, полчаса после того, как того психованного пнули под зад, прежде чем копы снова зашевелились. До этого оставшиеся придурки только разгребали оставленный завал и лишь украдкой поглядывали на Вай. Она с удовольствием отметила про себя, что в этих косых взглядах, наряду с интересом мелькала и опаска. Они прекрасно помнили, как одним выверенным движением она сломала мизинец уроду, что вздумал тянуть свои лапы в клетку и брызгать слюной.
В клетку.
"Миротворец" вновь исподлобья воззрилась на крепкие прутья камеры и снова ей показалось, что в ее углу не хватает воздуха. Это, конечно, было полным бредом, ведь просторный офис отделения прекрасно проветривался. Несмотря на осенний холод, несколько окон были приоткрыты. И все же Вай отчетливо ощущала, как бьется в грудной клетке ее сердце, сдавливает горло.
Как же так могло выйти, что она попалась? Даже в те времена, что она соплячкой болталась в компашке Шурупа, ее не мог нагнать ни один из легавых. А после, когда она начала устраивать на улицах свои порядки, и подавно осторожность стала запредельной.
Скрестив ноги, вжавшись спиной в угол камеры, девушка изучала свои ладони и мрачно недоумевала. Какого черта? Сколько же они меня выслеживали. Невозможно же, чтобы она совершенно случайно наткнулась на засаду. А может охотились и не нее вовсе, а на того лупоглазого, на Кренка? Заключенная дрогнула. Это ведь тоже неправда. Снова в памяти зазвучал тот ровный, с прохладцей, голос. Он звал по имени. Легавые точно знали кто она такая. Обхватив ноги руками, Вай ткнулась лбом в колени и закрыла глаза, продолжая прикидывать насколько много могут знать законники о ее делишках. Да, в газетах уже не раз упоминали ее "подвиги". И, что уж скрывать, ее это несказанно радовало и веселило. Однако ни в одной этой паршивой газетенке не упоминалось имени. Даже треклятого описания не было. Разумеется, ведь те, кого она успела отделать не стали бы делиться с легавыми данными, даже если это в их интересах. Вдобавок, пятерых из семи самих благополучно упекли за решетку. Только Одноглазый, кажись, не дожил до своего суда. Заключенная поежилась. Она не хотела убивать даже этого мудака. Проучить. Обчистить. Унизить. На худой конец сдать тем же копам, но не убивать.
С того дня, как она узнала, что мелкий бандитский божок испустил дух после встречи с ее кулаками, девушка плохо спала. Несмотря на нрав, угрызения совести не давали покоя.
В двери камеры щелкнул ключ, открывая. Двое оставшихся в отделе ребят, похоже, покончили со своей треклятой уборкой и сейчас вспомнили про существование "миротворца". Вай напряглась, наблюдая за каждым движением полицейских. Как скоро, интересно, они захотят освежить в ее памяти, что ломать пальцы следователям нехорошо?
Вместо того, чтобы поработать над скорчившейся узницей дубинками, парни только прихватили ее за локти и рывком подняли на ноги.
- Вставай, "миротворец" недоделанный. Пора повидаться с начальством, - кажется, этого звали Биллом. Простодушное лицо, с тенью веснушек, широченные плечи. Злобы в голосе Вай не уловила. Скорее легкая, почти добродушная, насмешка. Второй же, его имени узница не помнила, что подлиннее и посуше, молча сцепил запястья за спиной наручниками и подтолкнул к выходу. Опять же, никакой агрессии. А после встречи с тем "Эдом" она уж было решила, что тут все животные или неудачники. Или и то и другое.
- Полегче, парни, ноги мне пока не отказали, - она заставила себя широко ухмыльнуться. Незачем копам видеть, насколько она встревожена. Тряхнув головой, попыталась хоть как-то убрать от лица грязные розовые пряди. Хорошо хоть половина головы коротко острижена, иначе она бы вообще ничего перед собой не увидела.
Ее завели в небольшой, но, стоит заметить, довольно уютный кабинет и усадили на тяжелый металлический стул. Должно быть специально притащили заранее, ведь такая уродливая железяка никак не вписывалась в обстановку. Еще немного возни с наручниками и Вай теперь могла при возможном побеге или оставить руки или тащить с собой этот самый стул. Хотя, о каком побеге могла идти речь. Только здесь, в тот отделе, что она видела, ошивалась пара здоровяков с пушками. А сколько их вообще поблизости? Трудно даже представить. Добраться бы до перчаток...
Вай осеклась, только теперь приметив, что в комнате не одна. После того, как парни, буркнув, скрылись за дверью, она, дуреха, таращилась на обстановку да в окошко, а на главное не обратила внимания. А главным было то, что за столом перед ней маячила распахнутая папка и над ней чернявая макушка.
Впрочем, та, что была столь поглощена чтением, через пару минут все же вспомнила про существование Вай и отложила документы. Не иначе запах доконал. Заключенная боялась даже представить как от нее несло после ночи в пропотевшей майке, да еще и после кувырков по помойкам.
Но что поделать, сами виноваты. Узница передернула худощавыми плечами и воззрилась на "начальство". Удивительно, но такой большой и страшный босс оказался молодой женщиной практически одного с Вай возраста. Ну, может, на несколько лет старше, не более. Довольно бледная кожа, ясные зеленые глаза, иссиня-черные блестящие волосы, стекающие по плечам, ухоженные руки. Разве что губы тонковаты, да еще и поджаты так строго, что немного портят впечатление. В остальном же, сидящая напротив "начальница" оказалась настолько привлекательной, что у "миротворца" перехватило дух. Да кого они теперь набирают?! Даже завертела головой, озираясь в подозрении, что произошла какая-то ошибка. Может те копы просто решили подшутить в отместку за Эда?
Негромкий спокойный голос был подобен ведру холодной воды, опрокинутому на голову. Именно его Вай слышала ночью перед тем как словить пулю и вдогонку пару электрических разрядов.
- Для начала, я хотела бы принести свои извинения от лица полиции Пилтовера.
Она не ослышалась? "Принести извинения"?
- За поведение своего подчиненного. Сегодня утром он вел себя крайне непрофессионально. Но, будь уверена, Эдвард Картем уже наказан и подобного впредь не повторится, - казалось что незнакомка просто зачитывает заранее подготовленный текст. Даже ни намека на эмоции, даже лицо не дрогнуло. А ведь тот урод едва не переломал ей все кости сраной дубинкой.
И все же, у Вай не осталось сомнений. Это не розыгрыш. Где-то на задворках памяти мелькнули газетные заголовки почти полугодовой давности. Что-то о новом шерифе Пилтовера. Как там писали? "Амбициозная и целеустремленная", кажется еще там были "высокий профессионализм", "ответственность" и "надежда Пилтовера". Обычный газетный треп. Неудивительно, что тогда никто не придавал этим статейкам особого значения. Одно теперь Вай вспомнила отчетливо. Фотографий новой "грозы преступности" не было, такое забыть было бы куда труднее.
Что ж, раз это и есть тот самый новый шериф, значит именно эти самые нежные пальчики и накинут ей петлю на шею. Хоть и не буквально. Осталось только понять как много знает эта краля.
- Что ж, раз с этим покончили, перейдем к делу. Твое полное имя, - женщина вновь открыла папку и побежала взглядом по строчкам.
- Зови меня Вай... кексик, - хулиганка оскалилась ухмылкой. Весьма удачно вспомнилось словечко, что как-то обронил Эд перед тем, как накинуться на клетку и едва не лишиться конечности. Уж не об этой ли куколке бурчал тот скот?
Судя по удивленному и колючему взгляду, Вай попала точно в цель. Несколько таких долгих мгновений. Таких густых и тяжелых. И все же негодование так и не исказило черты шерифа. Сказать что преступница была разочарована - не сказать ничего. Ей было бы интересно взглянуть как эта цыпочка бьет крыльями в приступе злобы. Да, к тому же, в припадках гнева люди не следят за языком. Эта, похоже, умела держать себя в руках.
- Что ж... Вай, - интересно, у нее было что-нибудь с тем Эдом? Несмотря на то, что он моральный урод, случается, хорошие девочки на таких западают... Черт, о чем она только думает?! Ей нужно было собраться и узнать, что у копов имеется. Может получится отвертеться, - За последние полгода совершено шесть нападений, - шериф казалось потеряла интерес к преступнице и сосредоточилась на чтении, - Из них, все шесть, на довольно крупных представителей преступного мира. Пятеро остались живы, хоть и лишились значительной части сбережений и благополучно поступили в руки закона. В прессе тебя окрестили "Пилтоверским миротворцем", хоть по мне ты и... - закончить она не успела.
- Погоди, милочка, вообще-то семь! - возможно только так Вай могла скрыть, что теряет самообладание. Ее прошиб холодный пот, руки, прикованные к холодной перекладине стула непроизвольно дернулись, бряцнули тугие наручники. Они знают все!
- Не совсем, - аккуратным движением заправив прядь волос за ухо, женщина терпеливо улыбнулась, - Нет, Вай, последний не был добычей. Кренк - всего лишь приманка. Приманка для тебя. Обычное пирожное на капкане.
И, больше не отвлекаясь, шериф продолжила ровным голосом зачитывать весь перечень "достижений" из дела. Даже случай с шахтерами. Практически все, вплоть до первых неуклюжих краж. В глазах потемнело, кажется, даже пальцы задрожали. Теперь у Вай не оставалось даже тени надежды на то, что с ней обойдутся как с обычной уличной драчуньей. Никто не собирается ее выпускать после недели-другой кутузки и промывки мозгов. "Пятеро остались живы". Взгляд светло-серых глаз вновь устремился на шерифа. Она знает, что "миротворец" угробила Одноглазого. Она знает, что Вай убийца.
Словно почувствовав, девушка поймала взгляд хулиганки и снова улыбнулась. Чему она так радуется? Тому, что всего озвученного достаточно, чтобы даже не ограничиваться пожизненным? Еще один уличный отброс можно с чистой совестью отправить на казнь и забыть об очередной проблеме?
Неожиданно шериф нахмурилась и, поднявшись, открыла дверцы бюро. Заключенная даже не представляла с чем именно возится там главная "гроза преступности" города, ее взгляд притягивала висящая прямо над высоким креслом длинная черная винтовка. Металл холодно блестел, навевая воспоминания о прошедшей ночи. Неужели из этой хреновины ее и подбили? Или из другой? Пострашнее и побольше. И все равно длинный вороненый ствол никак не вязался с невысокой юной сотрудницей полиции. Впрочем, какая теперь разница. Склонив голову на грудь, Вай уже практически потеряла интерес к окружающему и принялась с горечью перебирать все свои действия. Где же ты ошиблась, балда, в чем просчиталась?
Что-то холодное и влажное коснулось разбитой скулы преступницы. Нет, не холодное, скорее ледяное. Не без удивления подняв взгляд, Вай увидела, что шериф склонилась над ней, прижимая к разбитой скуле белоснежное полотенце. Похоже, внутри лед. Как мило.
Женщину, казалось, волновала сейчас только эта чертова ссадина. Она заговорила вновь. Только теперь несколько тише и без этой убивающей бесстрастности.
- Давай начнем с того, что ты больше никогда не будешь называть меня милочкой. И уж тем более кексиком. Мое имя Кейтлин.
Растерянная Вай даже не знала как реагировать на происходящее. Их колени почти соприкасались, слабый запах, похожий на ягодный, от мягких шелковистых волос , ровное дыхание девушки, спокойные и уверенные прикосновения. А ведь это шанс. Удар головой в живот, рывок к двери, а дальше уж как-нибудь по обстоятельствам. Главное - найти перчатки и вот она, свобода. И все же она не шелохнулась, замерла, подчиняясь неожиданной заботе. Но почему?
- Послушай, Вай, я понимаю почему ты все это делала, - шериф продолжала прижимать полотенце со льдом к пульсирующей скуле, точнехонько над татуировкой, так похожей на число. - Цель у нас с тобой одна. Только методы разные.
Сколько это продолжалось, "миротворец" не знала. Она совершенно потеряла счет времени, запуталась в собственных мыслях как птица в сети.
- Скажи, Кейтлин. Только одно. Этот тот отморозок меня взял, да? Эд? - неужели губы задрожали? Чудом сдержалась, чтобы не прикусить.
Отстранившись, Кейт отложила сверток со льдом и присела на край стола. Зеленые глаза были полны какой-то тихой задумчивости. Чуть качнула головой.
- Нет, "миротворец", облава на тебя была полностью спланирована мной. Эдвард только прикрывал.
- Но как?
- Я с детства люблю охоту.




Прослушать или скачать Imelda May Knock 123 бесплатно на Простоплеер

Они говорили часов восемь, не меньше. Происходящее за дверью кабинета шерифа уже давно перестало походить на допрос. Это был диалог. Неторопливый и вдумчивый.
Стоило заключенной немного успокоиться, она настороженно и угрюмо поначалу, но все же начала раскрываться перед Кейтлин. Тщательно подбирая слова, чтобы ненароком не выдать источников, Вай все же поделилась некоторыми деталями своих нападений. Девушка была куда умнее, чем могло показаться на первый взгляд. Удивительно, как такие светлые глаза могут быть настолько мрачными. Кейт поймала себя на мысли, что вместо необходимых зацепок и деталей сознание все чаще цепляется за воспоминания о самой хулиганке. Простенькие кольца сережек на раковине уха, изгиб ключиц над вырезом майки, топорщащиеся после ночи в камере розовые волосы, кольца татуировок. На этом стуле, должно быть, было жутко неудобно сидеть без движения. И Вай то и дело ерзала, стараясь принести хоть какое-то облегчение затекавшим ягодицам. Шериф непроизвольно улыбнулась и тут же себя одернула. Информация, вот, что важно.
Чтобы не нервировать лишний раз задержанную, Кейтлин не стала ничего записывать и потому полагаться теперь приходилось на собственную память. К счастью, с ней проблем не наблюдалось и, отхлебнув остывающего чая, девушка вновь сосредоточилась на работе. Значит третьей крупной добычей стал Младший Брат. Несмотря на прозвище, далеко не самый мелкий приспешник Одноглазого. Его "миротворец" настигла еще в сентябре, где-то в районе девятого числа, за пару месяцев до той злополучной облавы на Одноглазого...
Тонкое серебряное перо тихо поскрипывало в полумраке кабинета. Развернутая карта Пилтовера с пометками, мягкое и теплое свечение настольной лампы. Данные, которые аккуратно, небольшими порциями выдавала задержанная подтверждали все то, о чем Кейтлин догадывалась уже давно, но не могла проверить. Как распределялись роли и обязанности в маленькой империи Одноглазого, приблизительные границы районов, в которых они заправляли, внутренние конфликты. Подозревала ли сама Вай о том, какой бесценной информацией она делится с полицией. Если как следует изучить структуру группировки, гораздо проще будет отыскать слабые ее звенья и, чуть надавив, разрушить многие связи. Дальше все покатится снежным комом. Практически любого, кто имел отношение к группировке Одноглазого в первую очередь волновало собственное благополучие. Почуяв опасность, каждый из них, не колеблясь, будет готов сдать с потрохами партнера. И это, без сомнения, позволит полиции с легкостью раздавить всех. Нападения "миротворца", смерть самого Одноглазого, разумеется, и без того сильно пошатнули подпольную империю. Но, к несчастью для города, этот механизм так долго и бесперебойно работал, что даже теперь, лишившись явного лидера, продолжал медленно набирать обороты. Сруби голову гидре, и на ее месте вырастет две новых. Была, конечно, вероятность, что эти новые головы перегрызутся, не поделив территории или выручку, но так рисковать Кейт не могла. Ведь так же было возможным и то, что место Одноглазого займет другой, еще более хитрый и жесткий лидер.
Отложив перо, Кейт потянулась и, откинувшись на спинку кресла, уставилась в окно. Вай рассказывала в-основном слухи. Но слухи такие, которые и на улице-то не каждый сможет собрать, не говоря уж о полицейских. Слухи, касавшиеся только отъявленных ублюдков. Жертв миротворца или же тех, кто мог стать жертвой, если бы не арест.
Шериф вновь вызвала в памяти образ уличной хулиганки. Внимательный и цепкий взгляд, уверенный тон (оказалось, что речь девушки не так уж и перенасыщенная жаргоном и изъясняться та способна вполне в рамках приличий). Она определенно отдавала себе отчет в каждом произнесенном слове. Так почему же ты поделилась со мной всем, что успела накопить за последние полгода? Лишившись надежды закончить самой, доверила дело моим рукам?
Легонько побарабанив подушечками пальцев по губам, Кейтлин поднялась и подошла к окну. Внизу протянулся главный проспект Пилтовера. Сейчас такой пустынный и тихий. Лишь пятна света, разлившиеся под уличными фонарями и кривые черные ветви деревьев. Сколько бы ни хранил мрачных секретов этот город, шерифу предстояло раскрыть все. Иначе стоило ли вообще браться за эту работу. И помочь в этом могла худощавая дерзкая девчонка с ярко-розовыми волосами и странной татуировкой на щеке.
Кто же ты для этого города, Вай? Преступница, обязанная понести наказание за многочисленные преступления или упрямый борец за справедливость? Кто ты для меня? Очередная заслуга, новое успешно закрытое дело шерифа или же нечто большее? Может быть та самая рука помощи, в которой так нуждалась Кейт?
Карканье вороны, где-то неподалеку, неприятно-резкое, отвлекло, наконец, шерифа от раздумий. Взглянув на часы, она кисло улыбнулась самой себе. Опять заработалась. Короткая стрелка часов уже начала переваливать за деление с цифрой два. В участке, должно быть, уже давно никого нет.
Это далеко не первый раз, когда девушка засиживалась допоздна и, возможно, не последний. Не страшно, на сон еще оставалось несколько часов, к счастью апартаменты шерифа были совсем рядом, буквально через два квартала от отделения. Прогулка по ночной прохладе как раз сможет немного освежить голову и поможет немного прояснить сознание. Накинув пальто и прихватив за полу свой цилиндр, девушка выскользнула из кабинета. Как и ожидалось в офисе никого не осталось. Как и во всем здании, не считая дежурной части на первом этаже. Впрочем, кое-кто еще оставался за тяжелыми блестящими решетками камеры.
Кейт подошла максимально тихо, чтобы не разбудить заключенную, в случае, если та уже спала. И это оказалось излишним. Подобрав под себя ноги и откинувшись на стену, Вай сквозь полуприкрытые веки смотрела через помещение. На единственное в поле зрения окно.
Почуяв, иначе и не назовешь такую по-звериному быструю реакцию, присутствие, миротворец чуть встрепенулась и сфокусировала взгляд на шерифе.
- Вам тоже не спится, Кейтлин, - не вопрос, обычная констатация факта.
Еще днем, сделав перерыв в допросе, Кейт распорядилась, чтобы сотрудники сопроводили девушку в дежурную душевую. Пусть она и преступница, но все же имеет право привести себя в порядок. Удалось даже найти хоть какую-то чистую одежду. В-основном запасные комплекты сотрудников на случай, если придется ночевать в участке. Светлая просторная мужская рубашка и совсем уж свободные брюки, которые пытались сползти каждый раз как заключенная поднималась. И все же это было куда лучше чем замызганная майка. Вай считала так же, а потому даже буркнула невнятное "спасибо", получив вещи у душевой.
Шериф только сдержанно кивнула в ответ, - Очень много работы.
Несмотря на темноту, она смогла все же вновь разглядеть осунувшееся от усталости лицо миротворца. К нему почему-то хотелось прикоснуться.
Эти сутки всем дались тяжело.
- Ты очень помогла следствию сегодня, Вай.
В ответ девушка лишь горько усмехнулась. И запустила пятерню в волосы, откидывая со лба.
- Вы же сами сказали, у нас одна цель, хоть и методы разнятся. Да и какая теперь разница. Я все равно здесь.
Кейтлин не нашлась, что ответить. Да и что тут скажешь. Она лично потратила две недели на разработку плана по поимке этой преступницы. Бродила по городу, просчитывая идеальный маршрут, не досыпала, подбирая достаточно аппетитную, но не слишком яркую приманку. Она настояла на личном присутствии и исполнении ключевой роли на задержании. Охотничий азарт. Когда недопустима даже мысль, что добычу, на которую шериф потратила столько сил, возьмет кто-то другой. Она все сделала правильно. Это же ее работа. Тогда откуда эта легкая горечь вины?
- Советую закутаться потеплее, - Вай чуть качнула острым подбородком в сторону окна.
Обернувшись следом, Кейтлин поняла, что миротворец права. За черным прямоугольником стекла кружились первые снежинки.
- Обязательно, Вай. Доброй ночи.
Запахнув пальто поплотнее, шериф оставила задержанную в одиночестве. Она все для себя решила.
запись создана: 18.10.2014 в 21:49

@темы: писанина, Игрушки, игрулечки мои

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Nice shot, cupcake!

главная