Tanariel
Hmm, I like your smile. Gives me something to aim at
На проверку все оказалось не так страшно — только наливались некрасивые синяки. Сэра.. Сэра будет вне себя, конечно, Монтгомери — привычно похуй, а Энди закинет привычно разноцветные таблетки под язык и потерпит. Он проспал до вечера, даже не раздеваясь, обняв мятую подушку, не обращая внимания на раскрытые окна, на то, что на рассвете потянуло холодом, сил натянуть одеяло не осталось, так что он проснулся чертовски голодным и замерзшим. Тянуть из холодильника банку консервов, протирая глаза, зевая во весь рот, мысли прокручивались словно старая кинопленка — ни хера не понятно и в пятнах, зажимая зубами сигарету, одновременно вытирая волосы после душа. Ок-ок, а ребятам, должно быть, крепко досталось вчера, только бы сдать сегодня смену и взять выходной.
Сэра действительно расшумелась со своим неуёмном материнским инстинктом в её-то 14, славна Сэра. Обставила столик в гримерке косметикой, посадила на стул и начала размазывать тоналку по лицу. Энди от неожиданности прикусывает кончик языка, но не двигается.
- Почему ты такой бестолковый, что за наказание, Энди! Ты должен был трахнуться хотя бы со Стэнли, он перестанет отравлять тебе жизнь, милый. Ох. Я так надеюсь, что ты найдешь себе хорошего папика и свалишь отсюда. Я так на это надеюсь. Будешь присылать мне открытки и бусы, и перестанешь пугать меня своими содранными коленями. Больно? Сильно больно? Не знаю даже. И замазать ничем нельзя — увидят. Милый..
- Сэра. Сэра..
Тепло улыбаться и ничего больше не говорить.
- Я сегодня буду изображать поп-диву в темном платье, оно ещё целое, которое с кружевом? Чулки у меня с собой, как и туфли. А потом выходной, Сэра, выходной. - поднимать девочку на руки, кружа по комнате, стараясь не задеть зеркала и беспорядочные крема-духи-сваленные вещи-вешалки.
- Целое. - смеясь и задыхаясь, произносит девочка, гладя по лицу теплой ладошкой. - Я люблю, когда ты такой. Тебе пора одеваться.
Платье знакомо вжикает молнией, и Энди резко замирает. Вчерашний парень... как бы не вышло неприятностей.

Он не был излишне суеверным, но все же решил, что вчерашняя стычка была поводом попробовать поговорить с Ли еще раз, прежде чем переходить к делу. Может все же одумается. Протиснулся через толпу каких-то сраных хиппи к стойке. - Хозяйка тут? - монеты прокатились к бармену. - Бурбона плесни заодно. - Дэш только фыркнул в ответ. Он знал что этот парень от Мексиканца и потому ему с трудом удалось подавить желание схватить этого пидора за шиворот и вытолкать вон. Нехотя плеснул в низкий стакан пойла и буркнул, возвращаясь к протиранию кружек. - Будет позже. - ты глянь как вырядился. Костюм, епт! Лучше бы побрился, а то все равно на бомжа смахивает.
Диего мгновенно потерял интерес к этому угрюмому здоровяку. Потягивая спиртное, рассеянно воззрился на публику.


Свет софитов режет глаза, и Энди опускает голову ниже, чтобы волосы — на этот раз пергидрольно светлые, выжженные кудри Мэрлин Монро, падали на лицо. Музыка плавно течет по венам, и в этот момент он чувствует себя самым сексуальным существом на планете, появляются жесты, томные взгляды, деловитость дорогой женщины, которую никогда не возьмут замуж, потому что невозможно обладать этим сокровищем одному. Ещё конечно, контингент, но Энди все равно — он рисует образ, и они вместе танцуют историю. Поворот под особо проникновенные ноты музыки, и зрачки Энди расширяются в узнавании — та же массивная фигура неожиданного защитника в темном переулке. Широкие плечи, кожаная куртка, серьезный проникновенный взгляд и аура брутального крутого парня. Энди улыбается — это из истории «и тут принцесса видит плохого мальчика, кидает принца и её нагибают раком, бросают в лицо паршивые бумажки, крестят шлюхой и уходят». А ещё такие мальчики никогда не смотрели на Энди с вожделением, кода он оказывался без макияжа, без платьев и каблуков. В сущности нет никакой разницы, кем быть, если ты воплощаешь чьи-то сексуальные фантазии и зарабатываешь на этом деньги — каждый выкарабкивается как может. Другое дело, если параллельно ты читаешь Франкла и Драйзера и все ещё ищешь того, для кого можешь остаться особенным после полуночи.


Спиртное согревает нутро, становится душновато. Диего ослабил галстук, чиркнул зажигалкой, продолжая перетекать взглядом с одного на другого. Очень разношерстая публика. Даже слишком. Удивительно, что драки здесь не так уж часты. Возможно огромный Дэш с его наколками и бородищей препятствует чесанию кулаков одним своим видом.
Сизый дым вырвался из ноздрей, окутал голову облаком. От этих рож взгляд быстро уставал. Одно и то же. Скользкие похотливые улыбки, липкие взгляды, сальная кожа, потные ладони. И неважно кто, офисный ли лысеющий клерк с пивным брюшком или подтянутые студенты. Они все становились стадом. Агрессивным, озабоченным. Они задвигают свои стулья поглубже под стол, чтобы скрыть стояк, хлещут пиво как воду и облапывают взглядом любую задницу, крутящуюся на сцене. Кстати о ней. Диего неспешно и как-то сонно глянул на очередную финтифлюшку, трясущую прелестями на потеху публике. Не так уж и дурно. Не слишком технично, но артистизмом валит наповал. Новая глубокая затяжка, пустой стакан со стуком опустился на стойку. - Повтори. - как-то хрипло получилось. Прошелся пятерней по коротким темным волосам и снова уставился на танцовщицу. Слишком много косметики на его вкус, но все же... Все же в ней что-то было. Что-то что не давало отвести глаз. Подхватив новую порцию бурбона, двинулся через толпу. Без спешки и грубости, буквально просачиваясь сквозь чужие тела. Ближе к свету. Уже у самой сцены остановился и задрал голову, хмурясь. Пристальный взгляд цеплял все мелочи, которые только были доступны. Теперь уже не движения привлекали, а колени, темнеющие под чулками. Конечно, не может быть ничего проще. Движение, игра света и тени скрывали кровоподтеки. Слишком много косметики, слишком. Скулы, губы, глубина глаз. Что-то в этом было знакомое. Диего молча наблюдал снизу вверх за девушкой, неспешно и тщательно перебирая в памяти всех работниц заведение, но только к концу номера его все же осенило. Срань господня, да это же тот пацан. Зубы скрипнули, заходили желваки, взгляд продолжал буравить лицо "танцовщицы" отсекая сомнения.

Вот же ж блять. Блять. Блять.
С тревогой наблюдая за тем, как приближается мужчина, Энди понимал, что даже Сэра не спасет. Догадается? Нет? Зачем же он так смотрит.. Черт. Какого хуя он так близко подобрался? Точно догадается, не дурак же.
Мимолетно отмечая мускулы, небритость, короткую стрижку, полагая, что он не здешний. Совсем не отсюда. И отчетливей ловить момент, когда идентификация закончилась — по заигравшим желвакам, по предчувствию, что даже если прикрыть глаза, взгляд не отпустит и будет тяжело тянуться вслед по улицам, так что хищник найдет, в какую бы нору ты не забился. Такое ощущение, что ему только что вынесли приговор. И вряд ли он был милосердным.
Вечер только начался, и с него ещё несколько номеров, прежде чем выйдут стриптизерши. Ему нужна эта работа, и не может же этот предъявлять ему претензии за вчерашнее. Какого черта вообще. Нужно проверить его намерения. Энди украдкой подает знак Джине, что ему нужен перерыв, и она выпускает следующую танцовщицу. Он пожимает плечами, глядя в глаза вчерашнего героя. Да, именно так, героя, мать его. Протягивая узкую ладонь со сцены навстречу мужчине, невербально подавая знаки, что сейчас они во всем разберутся, если он, конечно, поможет ему спуститься под выкрики толпы и не испугается, что будут и другие желающие с ним пообщаться.

А что ему оставалось? Улыбнулся самой своей обаятельной улыбкой из всех и протянул руку, навстречу тонким пальцам. Кто мы сегодня? Джентельмен и загадочная дама из черно-белых фильмов? Граем уха отметил чье-то раздосадованное мычание и подбадривающее улюлюкание толпы. Нет, скорее король и королева на выпускном. Диего не причинил боли, но при кажущейся деликатности прикосновения было ясно, что вырвать при желании будет совсем непросто. Отошел на шаг, освобождая место рядом с собой. Снова загородил своим телом. Только теперь не от оборванцев на задворках, а от душной пьяной толпы. Бегло облизнулся и уркнул куда-то в макушку парика. - Веди, принцесса.

Чужая теплая ладонь удерживает на грани, шпильки скользят по поверхности, а разница в росте все же очевидна. Это даже смешно, Энди широко улыбается, это почти ирония. Монтгомери сверлит спину, выйти отсюда целыми и вот так — шансов мало и выручку удержат, уже давно Адель пытается подложить его под какой-нибудь денежный мешок. Чертов телохранитель. То, что вчера его не избили не уравновешивает то, сколько дерьма свалится на его голову из-за слухов. Ну не в гримерку же им идти..
Сэра ящеркой, рыбкой выныривает около локтя, серьезно разглядывая мужчину рядом с Энди, переводя задумчивый взгляд на самого Энди, что-то решает для себя, шустро сует теплый ключ в руки парню, кивает и скрывается в гримерке, пока какой-нибудь пьяница не проявил к ней интереса.
Энди крепче сжимает ключ, серьезно смотрит в глаза мужчине, нагло улыбается — но это и в половину не выглядит так издевательски, как это делает он, спрашивает, уверенный, что его расслышат:
- Как тебя зовут? Я — Энди. Спасибо за вчерашнее.
По ступенькам, через коридору, в одну из комнат для клиентов. Плавно высвобождаясь, чтобы повернуть ключ, закрывая за ними комнату.
- Зачем ты здесь? Мне не нужны проблемы. Что ты хочешь от меня?

Только теперь, когда закрылась дверь, понял как раздражала его громкая музыка. Чуть шевельнул пальцами, прислушиваясь к эху тепла. Взгляд чуть исподлобья, но любопытный. Прислонился спиной к двери, прохрипел маловнятное "Диего" и бегло облизнулся. Совершенно мальчишеская растерянность. Как себя с ним вести? Глядя на густые накрашенные ресницы, паутинку кружев, по-инерции плавно-женские движения, он никак не мог заставить себя видеть в Энди парня. Не мог как ни старался. Морок. Кашлянул, еще больше ослабил галстук и заозирался по комнате. - Тут есть что-нибудь выпить? - стоит отдать Мамаше Ли должное, за комнатами следили. Широченная кровать, приглушенный свет, азиатские корни дали о себе знать. мебели и украшений почти не наблюдалось. Ничто не должно было отвлекать клиентов от дела. Несколько широких шагов, теперь почему-то стараясь не смотреть на "танцовщицу", опустился на край кровати. Тоненький силуэт только боковым зрением. Что я хочу? Знал бы я сам.
- Что эти придурки от тебя хотели? - он не был готов ответить на вопросы. По крайней мере пока. В голове выстраивались цепочки возможного развития событий. Взвешивание всех "за" и "против", оценка полезности этого чуда в перьях для дела. Но что-то постоянно отвлекало, путало мысли. Может, они что-то подсыпают в алкоголь?

Плавно опускаясь на тумбочку, подтягиваться наверх с коленками, расстегивая ботильоны, разминать пальцы, облегченно вздыхать, чуть лине закатывая глаза в блаженстве — ступни болят, колени саднят, тело ноет, он почти как оживший труп — попеременно что-то отслаивается и теряется.
«Парень с проблемами — вот кто ты, Диего. - думает Энди. - Чертовски опасный парень».
Энди думает, что ничего хорошего его ни ждет, ни сейчас, ни завтра — ни от этой работы, ни от этого места, ни от этого парня. Но. Просто есть такое вот но. Он отрывисто вытягивают руку, наклоняется всем своим гибким мальчишеским телом, чтобы открыть дверцы тумбочки, наощупь вытянуть бутылку помассивней.
- Виски. Теплое, правда. Извини, Диего, я не встану сейчас. Держи. - каким-то странным повторением снова протягивать руку с бутылкой, ожидая, пока её подхватят. - А что обычно такие плохие мальчики, как ты, хотят от таких испорченных дряней, как я, Диего? У меня нет денег и нет нужных связей, я работаю здесь, и я прост как три цента. Солнце светит всем одинаково.
Закрывая глаза, погружаясь в тишину и полумрак, оттуда же выуживать сигарету, прикуривать. Почти хорошо, почти отпускает. Тихо, со скрытым надрывом признаваться:
- Я просто не хочу с ними спать.. хотя чего бы ты в этом понимал. Если это все, что ты хотел, то я пойду, у меня смена. Спасибо тебе за вчерашнее.. но лучше не поступай так снова, у меня будут неприятности.

@темы: РПшное, Диего